+7 (495) 780-05-87
Конкурс

Пожалуйста, введите одно или несколько ключевых слов
Конкурс

Этот рассказ участвовал в конкурсе "История знакомства. Любовь во время путешествия". Перейти на главную страницу конкурса.

ЗМЕЙ

Романенко Светлана, 18.03.2011

Как старинное бабушкино украшение, как коллекция фантиков родом из детства, как лавочка первого поцелуя, в укромном месте «помню и молчу» у каждой женщины должно быть воспоминание о НЕМ. Этот тип мужчины для меня всегда заключался в родовом слове ЗМЕЙ. Тот самый змей искуситель, из-за которого легко потерять голову и наделать глупостей; тот, с кем тянет познавать и открывать; тот, с которым забываешь о прошлых неприятностях и после которого начинаешь возрождаться. Но это потом. А сейчас кожей чувствуешь шелк его голоса, жадным взглядом ловишь его глаза цвета обсидиана с металлическим отблеском—осторожно! Живые! Проницательные!Острые! До него не задумываешься, насколько мягкой и плавной бывает мужская походка. До этой встречи не знаешь, как можно спиной чувствовать его присутствие в радиусе ста метров. До него не подозреваешь, что одним едва слышным словом тебя можно перенести во власть инстинктов и желаний, снять мишуру приличий и толстые наслоения социального воспитания. Да что мелочиться, потом весь мир поделится на «до» и «после». Но такими не обладают, с такими лишь на долю вечности бросают вызов себе, чтобы потом спокойно жить по веками установленному сценарию, храня, как тайну мироздания, себя другую, себя в свете его обсидиановых глаз.

В то лето мне катастрофически не везло в любви. Двухлетние отношения упорно ела коррозия мужского эгоизма и цинга женской ревности. В результате мой парень уехал отдыхать в Крым без меня, а я направилась в тот же Крым с сестрой и ее семьей. Осознание того, что в каких-то 160 км от меня 191 см самолюбия разглядывают все стройные фигуры на пляжах Алушты, доводило меня до бешенства. Приходилось спасать разворошенное осиное гнездо души закатами, волнами и немного—сигаретами с кофе.

А теперь предложение, достойное самого примитивного женского романа,--однажды появился ОН. И с первой его двухдневнонебритой улыбки все резервы морально истощенного тела завопили: «Это Он. ЗМЕЙ! Беги! Охота началась!» Не травля, не ловля, но методический мор нестойкой женской психики созерцанием стройного загорелого (и однимиплавкамиприкрытого)мужского тела. Его попытки заговорить при любом удачном случае, его улыбки из серии «я знаю, что ты знаешь, что я знаю». И постоянное физическое присутствие его взгляда на моей коже.

Я начала передвигаться перебежками. От моря к душу, от душа в номер, даже кофе научилась пить на бегу. Вечером пряталась на дискотеке, ведь он никогда не танцевал. Но и там оставалось ощущение присутствия, а однажды я на секунду успела заметить обсидиановые глаза в толпе. Миг—не приснилось?—и вспышка исчезла.

Я боролась с собой, как с тараканами в общежитии,--методично, яростно и безрезультатно. Но сильному женскому полу присуща слабина эмоций.

За 160 км от меня когда-то горячо любимый потрудился набрать мой номер и ехидно поинтересоваться, как лежится мне в песках одиноких в то время ,как он почти потерял голову в разноцветии купальников. Увы, женской силы хватает только на мужественное «желаю удачи тебе и твоим купальникам». Со сбоем вызова заканчивается срок годности самообладания и начинается извечный неотвратимый женский рев. С силой лавины, которая назревала давно и наконец ринулась сметать и крушить все и всех. А на практике глобальная катастрофа воплотилась в горькие слезы на уединенной лавочке и метание телефона в ближайшие кусты.

«Разве телефон виноват?» Кто родился с ху хромосомой меня поймет: хуже, чем рыдать от несчастной любви, может быть только оказаться зареванной перед взглядом рокового красавца. От осознания собственной «красившести» в такой ситуации я разревелась еще сильнее.

И он меня утешил. О таком взахлеб пишут все те же дешевые романы. Я устала сопротивляться. Я послушно пошла с ним к подзвездному пляжу и там, пряча ноги в волны, а глаза—в слепящее от созвездий небо, я сделала то, о чем потом могла пожалеть. Я начала ему жаловаться. Я плакала и говорила-говорила-говорила. «Ну и пусть я выгляжу полной дурой,-крутилось злобно в голове,--зато и он не получит ожидаемого, и мне легче станет». И ЗМЕЙ слушал, внимательно, заостренно, возмущенно. Ему хотелось утопить в море того негодяя, из-за которого столько вылилось соли в и без того соленые волны. А потом, когда буря прошла и наступило усталое облегчение покоя, я посмотрела в эти изумительные глаза. И он начал рассказывать о себе. Да, там была жена и дочь, и любовницы (вечное мужское «я не могу иначе, я по полгода в командировках и командировки эти позволяют отдыхать на пляже»), которые, как мороженное, сначала холодны, потом тают, потом липнут. И работа, и мечты юности, и простой восторг встречи с морем. «И ты, как что-то вечно ускользающее из рук, шипящий котенок, которого ужасно хочется приласкать и защитить».

У моей истории счастливый конец, но он не почерпнут из женских романов. Мы не стали любовниками, мы не поженились и не растим общих детей. У нас была одна ночь разговоров на ночном пляже, которая изменила всю мою жизнь. Я вернулась домой и порвала со 191 см эгоизма. Я писала ЗМЕЮ стихи, он звонил мне почти каждый день и мы часами разговаривали обо всем на свете. А потом я встретила совсем другие глаза, от взгляда которых хотелось жить и петь. И ЗМЕЙ пожелал мне счастья. Надо ли говорить, что после этого мы больше никогда не общались? На прощание он сказал, что я для него навсегда останусь особенной. А для меня он навсегда будет ЗМЕЕМ с обсидиановыми глазами, который не убивает, но возвращает к жизни.

Все конкурсные рассказы


Комментарии:

23.03.2011 14:02   Tatusik

Потрясающий рассказ! Читается на одном дыхании. Очень проникновенно и одновременно увлекательно. Вместе с героиней ненавижу "191 см эгоизма" и рада что у нее все сложилось хорошо :)
 


Copyright 2004-2017 Продвижение сайта - Profed Group. Создание сайта - Текарт. Конфиденциальность
Копирование материалов сайта возможно только с разрешения администратора и обязательной ссылкой на сайт.